Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. + 370 610 48895

ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В ЛИТВЕ

Среда, 16 июля 2014 05:33

ПРАВОСЛАВНАЯ ЛИТВА - ИСТОРИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Андрей ФОМИН

Доктор философии, учитель-эксперт

Время, проходящие века порой искажают или стирают черты и образ стран и народов. Реальная история гораздо более красочна многогранна, нежели она представлена в историографических концепциях и учебниках. Во многом она отлична от расхожих представлений. Именно такова подлинная история православной веры в Литве.

Еще в X-XIII вв. между землями, которые мы называем исторической Литвой, и принявшими и исповедовавшими православную веру русскими землями существовали многообразные и тесные связи. на границах литовских земель стояли русские православные города Гродно, Новгородок, Ерсика, чье влияние на Литву несомненно. Древняя Литва испытывала культурное влияние Новгородской, Псковской, Полоцкой, Туровской, Галицкой, Владимирской земель, уже имевших прочные православные традиции. отсюда православная вера и культура широко проникала в литовские земли. Даже само первое письменное упоминание Литвы дается в связи с Русью, ибо епископ Бруно, отправившийся в 1009 году проповедовать христианство язычникам, перед тем месяц гостил у князя Владимира Великого и "был убит язычниками на границе Руси и Литвы".

Православную культуру в Литву приносили купцы, монахи, ремесленники, а также русские князья, расширявшие свои владения и простиравшие власть на литовские земли. Уже ранние контакты Руси и Литвы в XI-XIII вв. знакомили Литву с православными ценностями. Именно благодаря православию и через православие Литва приобщается к плодам христианской цивилизации. Не случайно многие христианские понятия, до сих пор сохранившиеся в литовском языке, такие как Velykos, Kalėdos, bažnyčia, cerkvė, Evangelija, altorius, apaštalas, и другие появились и утвердились в нем задолго до формального крещения Литвы. Поэтому не может быть ни малейшего сомнения в том, что Литва уже в начальный период своей истории подпадает под обаяние православной культуры. Более того, на протяжении нескольких веков Литва была в значительной степени православной страной. Православная Литва - это не гипербола, не несостоявшаяся альтернатива исторического развития, это историческая реальность и факт. Литва была православным краем, и именно православие было той исходной формой христианства, в которой оно более восьми веков назад пришло и утвердилось в Литве. Об этом свидетельствуют многочисленные факты, изложенные в русских летописях, и результаты археологических исследований. 

В те времена правители зачастую принимали ту веру, которую исповедовало большинство населения. Именно поэтому литовская знать - наиболее просвещенная часть общества - исповедует православное христианство. Именно поэтому первый правитель Литвы Миндаугас и многие его бояре-дружинники еще в 1246 году приняли крещение по православному обряду, о чем свидетельствует Густынская летопись. Ярким свидетельством не только распространения, но и глубокого влияния православной веры на жизнь литовского общества является то, что ее исповедовали многие литовские князья, знать. Об этом говорят и монашеские подвиги родственников основателя Литовского государства Миндаугаса. По свидетельству древней летописи, одна из сестер Миндаугаса постриглась в православные монахини. К лику святых Православная церковь причислила и родственницу Миндаугаса игуменью Петропавловского девичьего монастыря под Новгородом Великим Харитину (преставилась в 1281 году). Старший сын Миндаугаса Воишелг, в крещении Давид, был настолько увлечен православием, что постригся в монахи, предпринял хоть и незавершенное по объективным обстоятельствам путешествие на Афон и, вернувшись в 1262 году, подвизался в молитвах и постах в Лавришевском монастыре на Немане неподалеку от Новгородка (ныне Новогрудок), одним из основателем которого был он сам. Примечательно, что его сподвижником в монашеских деяниях был сын другого известного литовского князя Трайдяниса, который позже стал правителем Литвы. Сын Трайдяниса Римунд (в православии Лавр или Лаврентий) принял постриг и имя Елисей в Новгородском Лавришевском монастыре, где построил новую церковь Воскресения Господня. До сих пор не утихают споры о личности литовского православного святого Лавраша: то ли это сын Трайдяниса инок Елисей, то ли другой подвижник. Еще один литовский князь Довмонт в 1264 году ушел из Литвы во Псков, был крещен Тимофеем и в 1266 году после женитьбы на внучке Александра Невского стал псковским князем. Исторические источники особо подчеркивают его религиозность. Любимый псковичами князь Довмонт-Тимофей причислен Русской православной церковью к лику святых.

В летописях упоминаются многие литовские православные князья. Это не значит, что православной была только элита средневековой Литвы. Скорее наоборот, именно широкое распространение в ранней Литве православия приобщало и побуждало правящий слой исповедовать эту веру. Археологические исследования культурных пластов городов Центральной и Восточной Литвы XIII-XIV вв., таких как Вильнюс, Каунас, Тракай, Кярнаве, свидетельствуют о том, что значительная часть их населения была православной. С уверенностью можно сказать и о том, что приверженность государственной элиты к православию свидетельствует о доминирующей культуре всего общества. Этому способствовало и то, что начиная с Миндаугаса в состав Литовского государства входили исконно русские земли.

Следующие после Миндаугаса десятилетия литовской истории лишь подтверждают значительное влияние и распространение православной культуры в Литве. Годы правления сына Миндаугаса Войшелка-Давида (1264-1267), а затем его шурина Шварна (Сваромира) (1267-1269) - сына могущественного галицкого князя, и Тройдена (Трайдяниса) - отца православного подвижника усилили влияние православия. В частности, Войшелк во время своего правления вызывал из Новгорода и Пскова священников, знающих литовский язык (который, разумеется резко отличался от современного), для окормления паствы и просвещения населения.

Еще более широкое распространение православие получило в период правления Витеня (1295-1316) и его брата Гедимина (Гедиминаса) (1316-1341). При Гедиминасе в состав Литовского государства вошли Минская, Витебская, Туровская, Пинская земли, Подляшье. Гедиминас занял Киев, посадил в нем княжить своего брата Феодора. Влияние Литвы чувствовалось в Галицко-Волынской земле, в Новгороде, Твери, Смоленске. Сам Гедиминас носил титул Великого князя Литовского и Русского. Русские земли доброжелательно относились к покровительству Литвы, и дело здесь не только в защите ею русских земель от татаро-монголов, но и в культурной близости, основанной на православии. Но и в самой Литве - в Вильнюсе, Тракай и, вероятно, других городах уже в конце XIII - начале XIV в. постоянно существовали крупные русские общины, церкви и приходы. И теперь уже трудно сказать, русские это или в целом православные слои населения. Один из кварталов новой литовской столицы носил название Поповщина, значительная часть Вильнюса называлась Русской Половицей. В начале XIV в. в Вильнюсе было несколько деревянных православных церквей. Вскоре появились и первые каменные православные храмы. И одновременно Литва упорно и ожесточенно сопротивлялась католицизму в лице крестоносцев и даже к мирной миссионерской деятельности Римской церкви относилась достаточно прохладно. Известно, в какой резкой форме Гедиминас перед папским легатом отказался принять католическую веру. И по принятой в современной литовской историографии версии сделал он это под влиянием своего русского православного окружения. Жены Великого князя Литовского и Русского были православными (по крайней мере две из трех: Ольга Смоленская и Ева), да и дети Гедиминаса были крещены в православную веру, носили христианские имена: Александр, Иоанн, Михаил, Дмитрий, Глеб, Мария, Анастасия... 

В 1316 году, т.е. без малого 700 лет назад, в Литве произошло выдающееся историческое событие: по настоянию Гедиминаса была основана православная митрополия. Ее учредили византийский император Андроник II константинопольский патриарх Иоанн Гликис, поставив митрополитом литовским и русским Феофила. Резиденция митрополита находилась в одной из древнейших литовских столиц - Новгородке. Ему подчинялись епископы полоцкий и туровский. В 1317-м, 1327-м и 1329 гг. Феофил трижды побывал в Константинополе на заседаниях синода. Митрополия существовала до смерти Феофила в 1330 году. Несмотря на краткость существования митрополии, сам факт ее учреждения в Литве весьма красноречив. Даже если оставить в стороне политические мотивы Гедиминаса, следует признать: митрополия могла быть учреждена в стране только при наличии значительного слоя православного населения, потребности в его церковном окормлении и при значительном влиянии и роли Православной церкви в крае.

После смерти митрополита Феофила в 1330 году московский митрополит Феогност до конца своего правления в 1353 году оставался единым "митрополитом всея Руси" и получил в Константинополе титул экзарха. Он навещал Литву и окормлял паству. Это, кстати, подчеркивает, что православное население Литвы устраивала подчиненность московскому митрополиту, поскольку оно осознавало себя детищем единой Православной церкви. Следует также согласиться с православным богословом и историком церкви о. Иоанном Мейендорфом, считавшим, что Великое княжество Литовское и Московское государство принадлежали к Византийскому содружеству, характеризовавшемуся прежде всего единым православным культурным укладом. Необходимо отметить, что и Римская церковь, оправдывая свою экспансию на восток, подчеркивала единство вероисповедания своих противников: в 1343 году польский король Казимир получил от папы Климента VI финансовую и духовную поддержку, как было сказано, в священной войне "против татар, русских и литовцев".

Еще при жизни Гедиминаса в 1330-1331 гг. по инициативе его невестки Марии Ярославовны Витебской, жены князя Ольгерда (Альгирдаса) Гедиминовича, в центре Вильнюса была заложена первая каменная церковь во имя Святой Параскевы-Пятницы. К этому времени в столице Литвы уже насчитывалось несколько деревянных церквей. Храм стал домовой церковью великокняжеской семьи, в ней были крещены все дети Альгирдаса.

В 1345 году на великокняжеский престол воссел сын Гедиминаса Ольгерд (Альгирдас) - Александр, до этого времени уже около 20 лет княживший в Витебске. В 1346 году в память о почившей супруге Марии Альгирдас начал сооружать собор Успения Пресвятой Богородицы (Пречистенский собор) в Вильнюсе. Храм возвели в центре города неподалеку от великокняжеского дворца. Освятил его в 1348 году епископ Владимирский Алексий. Позже - в 1415 году - указом Великого князя Витовта (Витаутаса) он получил статус митрополичьего кафедрального собора.

Однако нельзя сказать, что православная вера в Литве развивалась в особо благоприятных условиях. Как и везде, истинное православие подвергалось гонениям и порой утверждалось на крови мучеников. Геополитическое положение Литвы, лавирование ее правителей, наличие в системе государственного правления разных сил, сосуществование православной веры с одной стороны с римско-католическим влиянием и с другой - рядом с язычеством - своеобразным гарантом государственной самобытности на западных рубежах Литвы вынуждали вуликих князей литовских к непоследовательным решениям. Напомню, что еще Гедиминас, благосклонно относившийся к православию, официально сам его не исповедовал, оставался язычником. Веротно, поэтому в 1347 году по навету языческих жрецов великий князь Альгирдас велел казнить святых виленских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия за их верность православию. Этот поступок князя кажется тем более странным, что уже через год, в 1349 году, на месте их казни возводится новая каменная церковь во имя Святой Троицы, деятельное участие в сооружении которой принимал и сам великий князь, и его дети, и его вторая супруга Иулиания Александровна, княжна Тверская. А в 1374 году при активном содействии литовского правителя святые мученики были канонизированы. Можно искать политические или психологические мотивы поступков литовского господаря, но, вероятнее всего, в происшедшем следует усматривать промысел Божий, определивший дальнейший путь православной веры в Литве. Исполнялось сказанное в Евангелии: "...даже наступит время, когда всякий убивающий вас будет думать, что он тем служит Богу. Так будут поступать, потому что не познали ни Отца, ни Меня" (Ин., 16: 2-3). Подвиг святых виленских мучеников, на мой взгляд, следует рассматривать как символическое испытание Литвы на твердость в исповедании православной веры. Твердость же в вере была настолько велика, что ни пытки, ни казни не способны были отвратить от нее литовских исповедников. Это еще раз подтверждает наш тезис о православной Литве. Пример святых виленских мучеников, их проповедь из заточения побудили многих сомневающихся принять православную веру.